Сочинение “Краткий обзор сказовых произведений Бажова”

Бажов накопил большое количество фольклорных произведений. Правда, егодореволюционные записи, составлявшие, по словам писателя, шесть тетрадей,были утрачены в годы гражданской войны, но многое сохранилось в цепкойпамяти Бажова. И накопилось множество новых записей – и фольклорных, ипросто речевых – особенно в результате работы в “Крестьянской газете”.В конце 1936 года появились в печати первые четыре сказа, положившие началознаменитому сборнику “Малахитовая шкатулка”. Позднее В. О. Перцов, первымписавший об уральских сказах в центральной печати (он знал их не только попубликациям, но и по рукописи “Малахитовой шкатулки”), весьма точнозаметит, что книга Бажова была как бы предсказана Горьким.

“Малахитовая шкатулка” оказалась прекрасной неожиданностью для всех, неисключая ее автора.История создания и публикации “Малахитовой шкатулки” полна драматизма. Всудьбе книги, ее автора происходили совершенно непредвиденные повороты.Работа над сказами могла, казалось, совсем прекратиться… Но вдруг -полное, светлое, яркое торжество. И – совершенно оглушительная слава.

Обстоятельства, побудившие Бажова к написанию сказов, были таковы.Свердловское книжное издательство предприняло выпуск сборника”Дореволюционный фольклор на Урале”. Бажов предложил составителю сборникаВ. П. Бирюкову “записанные по памяти” уральские рабочие сказы. Впоследствиион так рассказывал об этом: “Первая моя публикация сказов вызвана былаименно этим фольклорным сборником – бирюковским. Бирюков собрал сборник.

Ноон ввел в него то, что обыкновенно в фольклорные сборники помещалось:песни, загадки, сказки,- бытовые, главным образом, их варианты. Фактическимредактором была Блинова. Она поставила вопрос: почему же нет рабочегофольклора? Владимир Павлович ответил, что такого материала нет в егораспоряжении, что он его нигде не может найти. Меня это просто задело: кактак-рабочего фольклора нет? Я сам сколько угодно этого рабочего фольклораслыхал, слыхал целые сказы.

И я в виде образца принес им “Дорогое имечко”.То был первый бажовский сказ. За ним последовали еще два – для той жекниги.”Малахитовой шкатулкой” Бажов вошел в советскую литературу как один извыдающихся ее мастеров. 29 марта 1939 года он был принят в Союз советскихписателей.Однако, публикуя первые сказы, и редакция журнала “Красная новь”, исоставитель, и редактор свердловского сборника-все рассматривали сказы какфольклорные произведения.

В бажовском предисловии к журнальной публикации ив тексте сказов толкование их как фольклорных записей совершеннонедвусмысленно. Характерна, например, бажовская сноска к слову “русьски”:”Сказитель произнес слово “русское” мягко – русьски, – как и многие вПолевском заводе”.Правда, вскоре обнаружилось, что кое-кто сомневался в “фольклорности”сказов Бажова. Павел Петрович вспоминал: “Покойный Демьян Бедный как-то привстрече… говорил, что он спас меня от разгромной статьи, котораяготовилась после первого появления моих сказов в “Красной нови”…

Предполагалось “разделать” меня, как “фальсификатора фольклора”, ноудержало указание Демьяна Бедного на книгу Семенова-Тян-Шанского, где данодовольно обширное примечание о легендах горы Азова, которые, дескать, Бажовмог слышать”.Безупречная добросовестность Бажова в истории опубликования первых сказовподтверждается документально. В его вступительной статье к сказам в”Красной нови” читаем: “За сороклет, конечно, память не может сохранитьвсе детали.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: