Сочинение “Гарриет Бичер-Стоу”

В 1847 году в Америке готовилась книга «Жизнь выдающихся женщин». У Гарриет Бичер-Стоу попросили для этой книги биографию и портрет. Ей было тридцать шесть лет, она к тому времени опубликовала учебник по географии и сборник рассказов. Лицо не утратило нежности, хотя у нее уже было пятеро детей. Темный костюм, светлые рюши обрамляют шею, волосы вьются, их стягивает черная лента, взгляд устремлен куда-то вдаль.В 1853 году художник Ричмонд в Англии сделал карандашный портрет писательницы. Она выглядит моложе, чем на портрете сорок седьмого года. Белое платье, волосы разделены строгим пробором, лицо напоминает статую.

Впрочем, это уже портрет автора «Хижины дяди Тома».И третий портрет — фотография 1884 года. Знаменитая во всем мире писательница. Волевое, решительное лицо, твердость во всем — во взгляде, в линии рта, подбородка.

Черная лента стягивает седые волосы. Строгий черный костюм, белый воротник кофты. Дочь пастора, жена пастора, сестра пасторов. Лицо человека, владеющего истиной.Три портрета — три вехи жизни. Предки Г. Бичер-Стоу по отцу — кузнецы и священники.

По матери — священники и офицеры. Прадед, генерал Вуд, сражался в Войне за независимость. Другой прадед, Джон Бичер, был известным в Англии церковным деятелем. Он прибыл к берегам Новой Англии с одним из первых кораблей из Европы.

Лимен, отец Гарриет, стал священником в маленьком местечке Ист-Хэмптон на берегу Атлантического океана. Его жена Роксана рисовала миниатюры на слоновой кости, разрисовывала посуду, мебель, ковры, плела кружева, играла на гитаре и вела большое хозяйство.Гарриет была пятым ребенком в семье. Ее мать умерла, когда девочке не исполнилось и пяти лет. Она навсегда осталась легендой, олицетворением женственности, кротости, доброты. После смерти матери Гарриет отвезли к бабушке. Внучку баловали, дом бабушки казался раем. Только бездетная тетка была строгой и требовательной, она начала учить девочку катехизису.

Отец Гарриет был сильным, решительным человеком, о нем говорили, что он был больше похож на полководца, чем на священника. Он много работал, но, когда освобождался, умел создавать детям праздник: играл на флейте, брал детей на рыбную ловлю, на охоту, просто гулял с ними. Глубоким стариком он еще прыгал через забор и свою последнюю проповедь прочитал в восемьдесят три года.От отца Гарриет унаследовала сочетание веры и жизненной силы, упорство, чувство долга и ответственности. Шести лет она пошла в школу. К этому времени девочка уже знала наизусть две труднейшие главы из Библии и двадцать семь духовных гимнов.

Девочка постоянно пропадала в кабинете отца, рылась в его богословских книгах, брошюрах, журналах. За одно лето она семь раз прочитала «Айвенго» В. Скотта, познакомилась с творчеством Стерна, Свифта и Байрона.У Гарриет было защищенное детство. Окружающие ее люди знали, что хорошо и что плохо, знали, для чего человек живет на свете, для чего живут они сами и их дети. Они были твердо уверены в том, что их родина — лучшая в мире страна, их вера — истинная, их образ жизни — праведный, единственно достойный.

Пройдут годы. И хотя в книгах Бичер-Стоу люди будут и болеть, и горевать, и мучиться, но даже самое страшное несчастье — смерть — будет обещать по крайней мере загробное блаженство. Концы всегда будут сходиться с концами.Когда старшая сестра Катрин уехала из дома и открыла школу для девочек, Гарриет последовала за ней. Сначала она сама училась в этой школе, потом стала помогать сестре как учительница. Здесь она начала писать. Сначала теологические трактаты и переводы, а потом написала трагедию о подвигах первых христиан в эпоху Нерона. Гарриет работала как взрослая, без отдыха, по многу часов в сутки.

В четырнадцать лет она преподавала латынь, в шестнадцать лет стала вести уроки теологии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: