Сочинение “Духовная родина человека”

Но моя родимая землица Надо мной удерживает власть, Память возвращается как птица, В то гнездо, в котором родилась. Николай Рубцов Замечательный советский писатель Чингиз Айтматов хорошо известен как у себя на родине, так и за рубежом. В 60-х годах, будучи еще молодым прозаиком, он поведал о своей любви к родному краю, к людям, живущим в горах Тянь-Шаня, окружающих великое озеро Иссык-Куль “Повести гор и степей” дышали молодостью, свежестью, радостью бытия. Хотя уже тогда появляется “дисгармоническая” окрашенность некоторых сюжетных линий, эпизодов, образов холодными оттенками трагического. С особой силой проявилось это в повестях “Материнское поле” и “Прощай, Гульсары!

“. Ощущение болевого шока читатель испытал в 1970 году от повести “Поле сказки” (“Белый пароход”). В 1980 году пронзительно и требовательно взглянул нам в глаза Едигей Жангельдин — главный герой романа “И дольше века длится день”. Едигей Жангельдин — путейный рабочий, проживающий безвыездно 40 лет на полустанке. Этот герой Айтматова стал точкой пересечения всех болевых моментов жизни человека XX века. Едигей прошел сквозь огонь второй мировой войны, был контужен, мыкал свое горе по чужим углам, пока его не пригрел Казангап на степном железнодорожном разъезде. Он пережил тяготы послевоенного времени, которые были пострашнее военных; испытал горькое счастье поздней неразделенной любви. А на старости лет выпало еще одно, может быть, самое мучительное испытание — воспоминания о пережитом, суд памяти.

Совесть и Память — вот две точки опоры, ведущие человека к вершинам самосовершенствования и саморазвития. Метафоры романа позволяют наполнить его многозначным философским содержанием, сиюминутное сделать вечным. В этом особое искусство, мастерство, своеобразие таланта, но и кропотливый, тяжкий труд художника, все мысли, надежды которого направлены на человека, на мир его души и мыслей. Боранлы-Буранный — “маленькое связующее звено в разветвленной, как кровеносные сосуды, системе других разъездов, станций, узлов, городов”.

Но это и целый мир, в котором протекла жизнь семей Абуталипа, Едигея и его старшего друга Казангапа со своими страстями, тревогами, страданиями, надеждами и постоянным тяжким физическим трудом. Железная дорога связала их с большим миром. Труд души соединил их со всем прошлым, настоящим и будущим человечества. Здесь и события легендарные (трагедия манкурта, история жизни Раймалы-аги), и события довоенной молодости Едигея и Казангапа, и сама жизнь героев на полустанке, судьба Абуталипа и его семьи, “подвиги” Каранара и др. Автор тесно переплетает в романе все временные пласты — легенду о любви старого певца с переживаниями страстного Едигея, легенду о манкурте с судьбой Сабитжана и всей планеты, случай с золотым мекре — с жизнью Абуталиповых детей, каждый предыдущий временной пласт, имея свой ритм, стиль, неся особую смысловую нагрузку, обладая своим подтекстом и символикой, дает возможность глубже понять и почувствовать происходящее в последующем временном пласте, и главное — в дне сегодняшнем “Разум человека” — это живой сгусток истории и эволюции”, — пишет Айтматов.

Поэтому по-особенному звучит название романа — строка из стихотворения Б. Пастернака “Единственные дни”. И дольше века длится день похорон друга Едигея — Казангапа. Движется по Сары-Озе-кам странная процессия, во главе которой восседает на верблюде старый человек. Вся жизнь его и думы о ней вобрали в себя сложнейшие противоречия времени, эпохи, истории. В конце жизни Едигею не в чем себя упрекнуть, в отличие от Тана-бая Бакасова, несмотря на такой же вспыльчивый и решительный характер. Всегда он был там, где труднее всего.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: