Краткое содержание “Мертвые души”

ТОМ ПЕРВЫЙ ГЛАВА I В ворота гостиницы губернского города NN въезжает довольно красивая рессорная бричка. В ней сидит “господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы-стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод”. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума. Во дворе господин был встречен трактирным слугой. Тот проворно повел господина вверх по всей деревянной “галдарее” показывать ниспосланный ему Богом покой. Пока приезжий осматривал свою комнату, внесены были его пожитки: прежде всего чемодан из белой кожи, несколько поистасканный, показывавший, что был не первый раз в дороге. Чемодан внесли кучер Селифан, низенький человек в тулупчике, и лакей Петрушка, малый лет тридцати, немного суровый на первый взгляд. Господин отправился в общую залу.

Пока ему подавались разные обычные в трактирах блюда, как-то: щи с слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких недель, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярка жареная, огурец соленый и вечный слоеный сладкий пирожок, всегда готовый к услугам: пока ему все это подавалось и разогретое, и просто холодное, он заставил слугу рассказывать всякий вздор о трактире и трактирщике да много ли получается дохода. Между прочим, приезжий успел-таки порасспросить с чрезвычайной точностью, кто в городе губернатор, кто председатель палаты, кто прокурор — словом, не пропустил ни одного значительного чиновника; но еще с большей точностью расспросил обо всех значительных помещиках, сколько кто имеет душ крестьян, как далеко живет от города, какого даже характера и как часто приезжает в город; расспросил внимательно о состоянии края: не было ли каких болезней в их губернии — повальных горячек, убийственных каких-либо лихорадок, оспы и тому подобного, и все так обстоятельно и с такой точностью, которая показывала более, чем одно простое любопытство. Отдохнув в номере после обеда, господин написал на лоскутке бумажки, по просьбе трактирного слуги, чин, имя и фамилию для сообщения в полицию: “Коллежский советник Павел Иванович Чичиков, помещик, по своим надобностям”. “Да на что ж они тебе?” —сказала старуха, выпучив на него глаза. Она задумалась.

Коробочка видела, что дело, точно, как будто выгодное, да только уж слишком новое и небывалое; а потому начала сильно побаиваться, чтобы как-нибудь не надул ее этот покупщик. Начинаются отговорки. “Лучше уж я маненько повременю, — говорит она, — авось понаедут купцы, да применюсь к ценам… А может, в хозяйстве-то как-нибудь по случаю понадобятся…” Чичиков выходит из терпения, сравнивает ее с дворняжкой, что лежит на сене: и сама не ест сена, и другим не дает.

“Я хотел было закупать у вас хозяйственные продукты разные, потому что я и казенные подряды тоже веду…” “Здесь он прилгнул, хоть и вскользь и без всякого дальнейшего размышления, но неожиданно удачно”. Коробочка согласна, пишет доверенность на имя отца Кирилла на совершение купчей. Чичиков весь выжат как лимон. Выйдя в гостиную, он достает свою шкатулку с документами и гербовой бумагой.

Наконец дело сделано. Стол был уже накрыт. Селифан между тем вот-вот должен подогнать бричку. Коробочка дает в проводники девочку — показать дорогу. Кони тронулись. У трактира Чичиков дал ей медный грош, и она побрела восвояси.

ГЛАВА IV Чичиков останавливается в трактире, чтобы дать отдых лошадям и пообедать. Ему подали поросенка с хреном и со сметаной. За едой Чичиков, по обыкповению, полюбопытствовал насчет окрестных помещиков. Оказалось, что старуха знает и Собакевича, и Манилова.

Когда обед. уже подходил к концу, Чичиков услышал стук подъехавшего экипажа и выглянул в окно. Перед трактиром остановилась легонькая бричка, запряженная тройкой лошадей. Из нее вылезало двое каких-то мужчин. Один белокурый, высокого роста; другой немного пониже и чернявый. Издали тащилась еще пло Мертвые душиОни, наверное, скоро и познакомились бы, если б не чернявый, который, показавшись в дверях, с криками “Ба-ба-ба” кинулся к Чичикову, расставив руки. Чичиков узнал Ноздрева, с которым обедал у прокурора.

Ноздрев, не умолкая ни на минуту, принялся описывать ярмарку, с которой возвращался вместе со своим зятем Мижуевым и где проигрался в пух и прах, так что даже и бричку проиграл, а это коляска обывательская. Хорошо, хоть зятя встретил. Пили на ярмарке так много, что Ноздрев самолично выпил семнадцать бутылок шампанского. Зять возражает, но на Ноздрева это не действует.

Узнав, что Чичиков едет по делу к Собакевичу, Ноздрев принимается его уговаривать поехать сначала к нему. Кстати, показывает щенка, которого пытается ему продать. Зять все время просится домой, но почему-то не смеет перечить Ноздреву и остается. Итак, все трое отправляются к Ноздреву. Таких людей, как Ноздрев, всякому приходилось встречать немало.

Они называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и в школе за хороших товарищей и при все том бывают весьма больно поколачиваемы. В лицах их всегда видно что-то открытое, прямое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе “ты”. Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный. Ноздреву уже тридцать пять, но он ничуть не переменился. Жена его умерла, оставив двух детишек, которые ему совершенно не нужны. Впрочем, за ними присматривает смазливая нянька. Дома он больше двух дней усидеть не может.

Он вечно мотается по ярмаркам со всякими съездами и балами. В картишки играл он не совсем безгрешно и чисто, потому его часто поколачивали или трепали за бакенбарды. Но что самое странное, он через некоторое время уже опять встречался как ни в чем не бывало с теми же приятелями, которые его тузили. Ни на одном собрании, где был Ноздрев, не обходилось без истории: или выведут его под руки из зала жандармы, или вытолкают свои же приятели. Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины. Такую же странную страсть имел и Ноздрев.

Между тем экипажи подкатили к крыльцу дома Ноздрева. В доме, посреди столовой, стояли деревянные козлы и два мужика белили стены. В доме, посреди столовой, стояли деревянные козлы и два мужика белили стены. Чичиков понял, что обеда не будет раньше пяти. Ноздрев, отдав повеления, повел гостей осматривать все, что только было у него в деревне, на что понадобилось два часа с небольшим. Все было в запустенье, кроме собачьего питомника.

Потом они пошли прямо по полю к границе имения Ноздрева, и вдруг оказалось, что и лес вдали на другой стороне тоже его! Гости воротились той же гадкою дорогой к дому. В кабинете Ноздрева, где, впрочем, не было следов того, что обычно бывает в кабинете, висели только сабли и два ружья. Были еще турецкие кинжалы, на одном из которых по ошибке было вырезано: “Мастер Савелий Сибиряков”. Гостям показали полусломанную шарманку, потом трубки — деревянные, глиняные, всяческие…

За обедом, очень невкусным, Ноздрев явно пытался споить Чичикова, но тот ухитрялся всякий раз вылить содержимое бокала в тарелку. Время шло, а о деле говорено еще не было. Зять, при горячей поддержке Чичикова, отправляется наконец домой. В руках у Ноздрева откуда ни возьмись появляются карты, но Чичиков отказывается играть наотрез. Он говорит, что у него к Ноздреву просьба — перевести на него умерших крестьян, которые еще не вычеркнуты из ревизии. Выдумки Чичикова, что, мол, хочет казаться побогаче или что родители невесты этого хотят, эффекта не имеют. “Ведь ты большой мошенник, позволь мне это сказать тебе по дружбе!

” — говорит Ноздрев Чичикову, очень его этим обижая. В обмен на мертвые души предлагается живой жеребец или каурая кобыла, собаки, шарманка… Доходит до того, что Ноздрев приказывает не давать овса лошадям Чичикова. Однако день подходит к вечеру. Ночью Чичиков ругает себя за то, что заехал сюда и потерял время, а еще больше за то, что заговорил о деле с Ноздревым.

Утром Ноздрев все не оставил намерения играть в карты на души. Наконец остановились на шашках, но Ноздрев так немилосердно плутовал, что Чичиков играть отказался и сбросил фигуры с доски. Селифан с бричкой между тем были готовы тронуться в путь… “Так ты не хочешь доканчивать партии?

— говорил Ноздрев. “Так ты не хочешь доканчивать партии? — говорил Ноздрев. — Отвечай мне напрямик!” Отказ Чичикова привел к тому, что Ноздрев позвал двух слуг и закричал: “Бейте его!” Но судьбе угодно было спасти Чичикова: звякнули колокольчики, раздался стук колес подлетевшей к крыльцу телеги. Кто-то, с усами, в полувоенном сюртуке, вылезал из нее. Он вошел в ту самую минуту, когда Чичиков не успел еще опомниться от своего страха и был в самом жалком положении.

Оказалось, что капитан-исправник приехал объявить Ноздреву, что он находится под судом за “нанесение помещику Максимову личной обиды розгами в пьяном виде”. Чичиков не стал уже вслушиваться в препирательства Ноздрева — схватил шапку да за спиною капитана-исправника выскользнул на крыльцо, сел в бричку и велел Селифану погонять лошадей во весь дух. ГЛАВА V Чичиков никак не мог отойти от страха, хотя деревня Ноздревка уже скрылась за полями и отлогостями. Что же до Селифана, то он никак не мог пережить, что его лошадям отказали в овсе. Вот так и получилось, что бричка Чичикова столкнулась с коляской, в которой сидели две дамы, одна старая, другая молодая необыкновенной прелести, что не ускользнуло от глаз Чичикова.

С великими трудами и шумом повозки разделили и поехали каждый в свою сторону. А перед глазами Чичикова все стояла молоденькая незнакомка. Бывает в жизни… встретится на пути человека явленье, не похожее на все то, что случалось ему видеть раньше, которое хоть раз пробудит в нем чувство, не похожее на те, которые суждено ему чувствовать всю жизнь. Так и блондинка тоже вдруг совершенно неожиданным образом показалась в нашей повести и так же скрылась. Лишь картина деревни Собакевича рассеяла мысли Чичикова и заставила обратиться к своем постоянному предмету. Деревня была довольно велика; посреди виднелся деревянный дом с мезонином, красной крышей и темно-серыми или, лучше, дикими стенами, — дом вроде тех, как у нас строят для военных поселений и немецких колонистов.

Было заметно, что при постройке его зодчий беспрестанно боролся со вкусом хозяина. Собакевич, как истый торговец, подает свой товар не просто как умерших людей, а как, например, прекрасного сапожника, кирпичника и т. п., словно забыв, что их уже нет. Наконец сходятся в цене. Решают завтра же быть в городе и управиться с купчей крепостью. Чичикову приходится выплатить задаток, но он требует расписку.

Прощаясь, Чичиков просит Собакевича никому не говорить о сделке. На том и порешили. Чувствуя непредрасположенность хозяина к его поездке к Плюшкину, Чичиков отправляется обходным путем, чтобы Собакевич от своего дома не видел. Крестьянин, у которого он справляется о дороге, зовет Плюшкина заплатанной… (с очень удачным, но неупотребительном в светском разговоре существительным) — так его зовут в округе. “Выражается сильно русский народ! И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света.

Произнесенное меткое слово, все равно что писаное, не вырубливается топором… Как несметное множество церквей, монастырей с куполами, главами, крестами рассыпано на святой, благочестивой Руси, так несметное множество племен, поколений, народов толпится, пестреет и мечется по лицу земли. И всякий народ, носящий в себе залог силы, полный творящих способностей души, своей яркой особенности и других даров Бога, своеобразно отличился каждый своим собственным словом, которым, выражая какой ни есть предмет, отражает в выраженье его часть собственного своего характера… Но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово”. ГЛАВА VI “Прежде, в лета моей юности, в лета невозвратно мелькнувшего моего детства, мне было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту: все равно, была ли то деревушка, бедный уездный городишка, село ли, слободка, — любопытного много открывал в нем детский любопытный взгляд. Всякое строение, все, что носило только на себе напечатленье какой-нибудь заметной особенности, — все останавливало меня и поражало. Подъезжая к поместью какого-нибудь помещика, я любопытно смотрел на высокую узкую деревянную колокольню или широкую темную деревянную старую церковь.

Подъезжая к поместью какого-нибудь помещика, я любопытно смотрел на высокую узкую деревянную колокольню или широкую темную деревянную старую церковь. Заманчиво мелькали мне издали сквозь древесную зелень красная крыша и белые трубы помещичьего дома-Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность…. О моя юность! о моя свежесть!

” — с лиризмом начинает следующую главу автор. Покачиваясь в своей бричке и посмеиваясь про себя над прозвищем, что мужики дали Плюшкину, Чичиков незаметно оказался в середине обширного села. Но скоро почувствовал это затылком и боками — пред ним тянулась бревенчатая мостовая, пред которою городская каменная была ничто. Какую-то особенную ветхость заметил Чичиков на всех деревянных строениях — все было старо, темно и полуразрушено.

Наконец частями стал показываться господский дом, и в том месте, где цепь изб прервалась, он стал виден весь. “Каким-то дряхлым инвалидом глядел сей странный замок, длинный непомерно. Местами был он в один этаж, местами в два: на темной крыше… торчали два бельведера, оба уже пошатнувшиеся…

Стены дома ощеливали местами нагую штукатурную решетку и, как видно, много потерпели от всяких непогод, дождей, вихрей и осенних перемен. Из окон только два были открыты, прочие были заставлены ставнями или даже забиты досками. Старый, обширный, тянувшийся позади дома сад, выходивший за село и потом пропадавший в поле, заросший и заглохлый, один освежал эту обширную деревню и один был вполне живописен в своем картинном опустении. …Все было хорошо, как не выдумать ни природе, ни искусству, но как бывает только тогда, когда они соединятся вместе…” Вскоре Чичиков заметил во дворе какую-то фигуру. Он долго не мог понять, какого пола была фигура: баба или мужик. “Платье на ней было совершенно неопределенное, похожее очень на женбкий капот, на голове колпак, какой носят деревенские дворовые бабы, только один голос (а как раз шла перебранка с приехавшим на телеге мужиком) показался ему несколько сиалым для женщины.

“Платье на ней было совершенно неопределенное, похожее очень на женбкий капот, на голове колпак, какой носят деревенские дворовые бабы, только один голос (а как раз шла перебранка с приехавшим на телеге мужиком) показался ему несколько сиалым для женщины. Фигура с своей стороны глядела на него тоже пристально. По висевшим у ней за поясом ключам… Чичиков заключил, что это, верно, ключница”. Но оказалось, что это помещик Степан Плюшкин, что обнаружилось, когда Чичиков был приглашен в дом. Когда он наконец оказался в свету, он “был поражен представшим беспорядком.

Казалось, как будто в доме происходило мытье полов и сюда на время нагромоздили всю мебель. На одном столе стоял даже сломанный стул, и рядом с ним часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил паутину… На бюро… лежало множество всякой всячины: куча исписанных мелко бумажек, накрытых мраморным позеленевшим прессом с яичком наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплете с красным обрезом, лимон, весь высохший, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка кресел, рюмка с какою-то жидкостью и тремя мухами, накрытая письмом, два пера, чек сургучика, кусочек где-то поднятой тряпки, два пера, запачканные чернилами, высохшая, как в чахотке, зубочистка, совершенно пожелтевшая, которою хозяин, может быть, ковырял в зубах своих еще до нашествия на Москву французов…

С середины потолка висела Мертвые душиНа шее у него тоже было повязано что-то такое, которое нельзя было разобрать: чулок ли, подвязка ли, только никак не галстук. Словом, если бы Чичиков встретил его, так принаряженного, где-нибудь у церковных дверей, то, вероятно, дал бы ему медный грош. Но пред ним стоял не нищий, пред ним стоял помещик. У этого помещика была тысяча с лишком душ, и попробовал бы кто найти у кого другого столько хлеба зерном, мукою и просто в кладях, у кого бы кладовые, амбары и сушилы загромождены были таким множеством холстов, сукон, овчин…” Если б кто попал к нему на рабочий двор, где изготавливалась посуда и всякие деревянные изделия, он бы решил, что оказался на рынке в Москве. И при всем том Плюшкин изо дня в день бродил по улицам своей деревни, подбирая все, что только попадалось на глаза: утерянную офицером шпору, забытое ведро…

А ведь когда-то он был просто бережливым хозяином. У него была жена, сын и две дочери, к нему заезжали соседи пообедать и поучиться у него хозяйству и экономии. Но добрая хозяйка умерла. Пришлось взять на себя часть обязанностей по домашнему хозяйству. На старшую дочь Александру Степановну положиться было нельзя. Да она, кстати, скоро убежала и обвенчалась с кавалерийским офицером. Отец проклял ее. Учитель-француз и гувернантка были прогнаны.

Сын пошел в армию. Младшая дочь умерла — и дом окончательно опустел. Одиночество увеличило скупость. А скупость чем больше пожирает, тем становится ненасытнее. Человеческие чувства слабеют и мелеют под ее напором. Сын проигрался в карты и попросил денег — богатый отец послал ему только отцовское проклятие.

К нему приезжали купцы за товаром, торговались, пытаясь хоть что-то купить, и наконец бросили эту пустую затею — ничего нельзя было купить, товар был в ужасном состоянии. А между тем в хозяйстве доход собирался по-прежнему. Все сваливалось в кладовые, чтобы превратиться там в гниль и труху. Как-то раз приехала, надеясь что-нибудь получить, Александра Степановна с маленьким сынком.

Напрасно. , Чичиков никак не мог сообразить, как ему объяснить причину своего посещения. , Чичиков никак не мог сообразить, как ему объяснить причину своего посещения. Плюшкин пригласил его садиться, но предупредил, что кормить не будет. Разговор заходит о крепостных и их высокой смертности в поместье Плюшкина (что радует Чичикова). В общем, вместе с беглыми набирается двести с лишним душ. Плюшкин пишет доверенность на совершение купчей своему знакомому в городе — председателю. После долгих поисков находится листок бумаги, доверенность готова, и Чичиков, отказавшись от чая, возвращается в город.

Он в самом веселом расположении духа. Даже запевает, удивив этим Селифана. ГЛАВА VII “Счастлив писатель, который мимо характеров скучных, противных… приближается к характерам, являющим высокое достоинство человека, который из великого омута ежедневно вращающихся образов избрал одни немногие исключения, который не изменял ни разу высокого строя своей лиры— и, не касаясь земли, весь повергался в свои далеко отторгнутые от нее и возвеличенные образы. Он чудно польстил (людям), сокрыв печальное в жизни, показав им прекрасного человека. Великим всемирным поэтом именуют его… Но не таков удел, и другая судьба писателя, дерзнувшего вызвать наружу все, что ежеминутно пред очами и чего не зрят равнодушные очи, — всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога, и… дерзнувшего выставить их выпукло и ярко на всенародные очи! Ему не собрать народных рукоплесканий, ему не зреть признательных слез…

Ибо не признает современный суд, что много нужно глубины душевной, дабы озарить картину, взятую из презренной жизни, и возвести ее в перл создания… и все обратит в упрек и поношенье непризнанному писателю; без участья, как бессемейный спутник, останется он один посреди дороги. Сурово его поприще, и горько почувствует он свое одиночество”. После этого грустного лирического отступления автор возвращается к Чичикову, который, проснувшись и полежав немного, щелкнул рукой при мысли, что у него без малого четыреста душ. Отдохнув в номере после обеда, господин написал на лоскутке бумажки, по просьбе трактирного слуги, чин, имя и фамилию для сообщения в полицию: “Коллежский советник Павел Иванович Чичиков, помещик, по своим надобностям”. А сам отправился осматривать город, которым был, как казалось, удовлетворен, так как нашел, что город никак не уступал другим губернским городам: сильно била в глаза желтая краска на каменных домах и скромно темнела серая на деревянных. Попадались почти смытые дождем вывески с кренделями и сапогами, кое-где с нарисованными синими брюками и подписью какого-то Аршавского портного; где магазин с картузами, фуражками и надписью: “Иностранец Василий Федоров”; где нарисован был бильярд с двумя игроками во фраках — под всем этим было написано: “И вот заведение”. Чаще же всего заметно было потемневших двуглавых государственных орлов, которые теперь уже заменены лаконической надписью: “Питейный дом”. Мостовая везде была плоховата. Весь следующий день посвящен был визитам; приезжий отправился делать визиты всем городским сановникам. Был с почтением у губернатора, потом отправился к вице-губернатору, потом был у прокурора, у председателя палаты, у полицеймейстера, у откупщика, у начальника над казенными фабриками… жаль, что несколько трудно упомнить всех сильных мира сего; во довольно сказать, что приезжий оказал необыкновенную деятельность насчет визитов: он явился даже засвидетельствовать почтение инспектору врачебной управы и городскому архитектору. В разговорах с этими властителями он очень искусно умел польстить каждому. О себе же, как казалось, избегал много говорить; если же и говорил, то какими-то общими местами, с заметной скромностью, и разговор его в таких случаях принимал несколько книжные обороты: что он незначащий червь мира сего и не достоин того, чтобы много о нем заботились, что испытал много на веку своем, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его, и что теперь, желая успокоиться, ищет избрать наконец место для жительства, и что, прибывши в этот город, почел за непременный долг засвидетельствовать свое почтение первым его сановникам. После этого грустного лирического отступления автор возвращается к Чичикову, который, проснувшись и полежав немного, щелкнул рукой при мысли, что у него без малого четыреста душ. Ему хотелось поскорее кончить все, а потому он решил сам сочинить крепости, написать и переписать их, чтобы не платить подьячим. В два часа все было готово. И вот, глядя на эти листки, списки людей, которые когда-то были живы, что-то чувствовали и делали, Чичиков вдруг останавливается и слегка задумывается. Но пора! Чичиков отправляется в гражданскую палату. Не успел он выйти на улицу, как наткнулся на Манилова, который принялся его обнимать и лобызать. Манилов подает Чичикову бумагу, свернутую в трубочку и связанную розовой ленточкой. После некоторых блужданий по конторе приятели оказываются у так называемого крепостного стола, где сидит сам Иван Антонович. Даже имея таких знакомых, как председатель палаты, Чичикову все же приходится ему кое-что “сунуть”. В зале присутствия они увидели, кроме председателя, и Собакевича. Чичиков передал председателю письмо от Плюшкина, и председатель согласился быть поверенным. Чичиков просит закончить все побыстрее, потому что ему хотелось завтра бы уехать из города. Председатель обещает. Чичиков просит послать за поверенным одной помещицы, с которой он тоже совершил сделку. Это сын протопопа отца Кирилла. Председатель и это обещает сделать тут же. Пока Чичиков рассказывает о том, что своих крестьян он намерен поселить в Херсонской губернии, приходят необходимые свидетели, и все расписались каждый как мог. Известный Иван Антонович управился весьма проворно: крепости были записаны, помечены, занесены в книгу и куда следует. Председатель приказал даже взять с Чичикова только половину пошлинных денег, отнеся вторую половину на счет другого какого-то просителя. После этого предс
едатель предлагает вспрыснуть покупку. Для таких дел у них есть незаменимый человек — полицеймейстер. Тот шепнул что надо на ухо квартальному — и вскоре стол был готов. За обедом подгулявшие приятели уговаривают Чичикова не уезжать и вообще тут жениться. Чичиков, захмелев, болтает про трехпольное хозяйство, воображая себя уже настоящим херсонским Мертвые душиВ нравах они были строги, исполнены негодования противу всего порочного и всяких соблазнов, казнили без всякой пощады всякие слабости. Если ж между ними и происходило какое-нибудь то, что называют другое-третье, то оно происходило втайне. Еще нужно сказать, что дамы города NN отличались, подобно многим дамам петербургским, необыкновенною осторожностию и приличием в словах и выражениях. Никогда не говорили они: “я высморкалась”, “я вспотела”, “я плюнула”, а говорили: “я облегчила себе нос”, “я обошлась посредством платка”. Чтобы еще более облагородить русский язык, половина почти слов была выброшена вовсе из разговора и потому весьма часто было нужно прибегать к французскому языку, зато уж там, по-французски, другое дело: там позволялись такие слова, которые были гораздо пожестче упомянутых”. Слово “миллионщик” произвело на дам просто магическое действие. Они раскупили все товары и принялись наряжаться самым немыслимым образом, так что в церкви частный пристав приказал народу подвинуться подальше, чтобы не измялся широченный туалет ее высокоблагородия. Мало того — Чичиков получил таинственное любовное письмо. Он все пытался разгадать автора письма на балу у губернатора, пока вдруг не увидел губернаторскую дочь, шестнадцатилетнюю девушку, свеженькую блондинку с тоненькими и стройными чертами лица. Он ее уже видел однажды на дороге, когда их повозки столкнулись. Теперь Чичиков не мог уже ни на кого смотреть и ни о ком другом думать, так что дамы обиделись и “стали говорить о нем в разных углах самым неблагоприятным образом”. Между тем назревала очень большая неприятность. То ли из буфета, то ли еще откуда появился Ноздрев, который тут же и сообщил всем громогласно, что Чичиков торгует мертвыми душами. “Что Ноздрев лгун отъявленный, это было известно всем, и вовсе не было в диковинку слышать от него решительную бессмыслицу”, и все же… Чичиков расстроился, стал чувствовать себя неловко. Он не стал даже дожидаться ужина и уехал. “Неприятно, смутно было у него на сердце, какая-то тягостная пустота оставалась там”. “Неприятно, смутно было у него на сердце, какая-то тягостная пустота оставалась там”. А пока он мучился тревожными мыслями и бессонницей, “на другом конце города происходило событие, которое готовилось увеличить неприятность положения нашего героя”. Приехала Коробочка, чтобы узнать, почем в городе ходят мертвые души и уж не продешевила ли она. ГЛАВА IX “Поутру, ранее даже того времени, которое назначено в городе NN для визитов”, дама, которую автор решил назвать “дамой приятной во всех отношениях”, спешно едет к своей приятельнице, “просто приятной даме”, чтобы сообщить ей новость о приезде Коробочки: как Чичиков явился к ней ночью и потребовал, чтобы она продала ему мертвые души. Хозяйка дома вспоминает, что слыхала что-то про Ноздрева. У “дамы приятной во всех отношениях” на этот счет есть свои соображения: мертвые души — это выдумка для прикрытия, а на самом деле Чичиков хочет увезти губернаторскую дочь, а пособник его — Ноздрев. Дамы разъехались в разные концы города — и все закипело. Все удивлялись: зачем покупать мертвые души и при чем тут губернаторская дочка? “В городской толкотне оказалось вдруг два совершенно противоположных мнения и образовалися вдруг две противоположные партии: мужская и женская. Мужская партия, самая бестолковая, обратила внимание на мертвые души. Женская занялась исключительно похищением губернаторской дочки”. Бедной блондинке очень досталось от матери, губернаторша приказала не принимать Чичикова ни под каким видом. Что касается мужчин, то некоторые решили, уж не прислан ли был Чичиков для какой проверки и под словами “мертвые души” подразумеваются больные, умершие в значительном количестве от повальной горячки. В это время в губернию как раз был назначен новый генерал-губернатор, так что все было возможно. И вообще в городе грешки водились, и каждый вспомнил о своих. “Как нарочно, в то время, когда господа чиновники и без того находились в затруднительном положении, пришли к губернатору разом две бумаги”: одна про фальшивомонетчика, скрывающегося под разными именами, а другая об убежавшем разбойни

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: